Хорс и Перун в сознании древних славян

Вследствие особенной симпатичности солнечных богов, а также их родства с славяно-русским народом, солнечный культ сравнительно вообще довольно ярко определился на Руси; по той же самой причине, как мы думаем вопреки г. Шеппингу и Беляеву, до сих пор в простом народе сохранились почти все имена главных исторически известных солнечных богов (а не русалок только, домовых и леших); все современные полуязыческие обряды русского народа также вращаются около поклонения солнцу (Нижегор. епарх. в?д. 1865 г., № 18, 24 стр.). В виду особенного значения русских солнечных богов и их близости к человеку, мы переходим к историческому обзору солнечного культа; постараемся обрисовать образ и выяснить характер русских солнечных богов, обратим внимание на историческое развитие солнечного культа, его видоизменение и забвенье характерных черт его.

Хорс и Перун

Хърс, или Хръс, Хорс (осетинско-персидское хурр, хур-солнце) был богом солнца; в знак особенного уважения и почтенья его называли великим Хорсом. О нём говорит слово о полку Игореве в следующих эпических выражениях: „Всеслав Князь людем судяше, Князем грады рядяше, а сам в ночь волком рыскаше; из Киева дорискаше до Кур Тмутороканя; великому хръсови влеком путь прерыскаше“. Мы видим замечательную картину состязания смертного в беге с самим солнцем.
Волколак Всеслав, как славянин и русский, не боится богов, не признаёт какой-нибудь судьбы, грозной для человека, и смело вступает как бы в состязание с великим Хорсом; и действительно вещему князю удаётся предупредить Хорса: прежде нежели успел подняться Хорс-солнце, чтобы принять вызов, Всеслав был уже в Тмутаракани (ср. Ж. М. Н. Пр., 1841 год, часть XXIX, IV, 34 стр. П. Прейс).

Это состязание Всеслава с Хорсом-солнцем можно сопоставить с подобным же известным состязаньем болгарского юнака. Похвалился юнак, что он имеет быстрого коня, и с ним обгонит солнце. Солнце оскорбляется и принимает вызов. При помощи быстрого коня и солнцевой сестрицы юнак действительно обгоняет солнце, и по условию в награду получает солнцеву сестру. (Временникъ, 1855 г. XXII книга, 5—10).

Язычество в украинах

В XIV и XV веках по видимому, еще не забыли Хорса; по крайней мере так можно заключать из слова некоего христолюбца и ревнителя по правой вере: „и веруют в перуна и в хорса (Летоп. рус. литер. Н. Тихонравова, т. IV, отд. III, 89, 92, 94). Правда, можно предположить, что ревнитель по правой вере знает Хорса по книгам, и таким образом вооружается против давно изчезнувшего идолопоклонства, что нередко случалось с древнерусскими книжниками; однако другое слово св. Григория не оставляет в нас ни малейшего сомнения. В этом слове категорически констатируется факт современного идолопоклонства по русским украинам: «но и ноне по украинам молятся ему проклятому богу перуну и хорсу»

В конце XVI века, или начал? XVII существовало еще сбивчивое, туманное понятие о Хорсе, насколько можно заключать из апокрифической беседы трёх святителей. В этой беседе на вопрос, отчего сотворён был гром, св. Василий отвечает: „Два ангела тройная есть: елленскій старецъ Перунъ и Хорсъ (вар. Пахоръ) жидовинъ—два еста ангела молніина (Щаповъ, Русск. раск. старообр., 454; Правосл. Собес. 1861, ч. 1, 252; Афан. Поэт, воззр., т. 1, 250)“.

С первого же раза бросается в глаза незнанье книжником русской языческой религии; не говорим о том, что неизвестный книжник превратил языческих богов в ангелов; можно, пожалуй, помириться с тем, что Перун является пред нами в виде ангела молнии, заведующего молнией (здесь еще не так видна деградация языческого сознанья), но за то каждому понятно, что нельзя назвать молниеносным ангелом Хорса, потому что он был не громовником у русских язычников, а солнечным богом. Замечательно, что неизвестный книжник называет Хорса жидовином,—так как в некоторых списках вместо Хорса упоминается Нахор, то можно предположить, что Хорс называется жидовином потому, что смешивается с библейским Нахором, который действительно в некотором роде жидовин. В доказательство естественности нашего предположения можем сослаться на Никоновскую летопись, где также вместо Люта, сына Свенельдова, неожиданно выступает библейский Лот. (П. С. Р. Л.,
т. IX) Во всяком случае свидетельство апокрифической беседы трёх святителей о Хорсе очень темное и спутанное; а потому на основании его нельзя делать никаких выводов о происхождении культа Хорса.

Между тем всё-таки находятся исследователи, которые видят в этом свидетельстве подтверждение своих априорных предположений о чужеземном происхождении Хорса. Так, напр. И. Забелин, задумываясь над тем, что Хорс называется жидовином, говорит нам следующее: „Это (жидовство Хорса) подаёт намёк на самое место, где существовало поклонение Хорсу, именно у Хазар, перешедших потом в Моисеев закон и оттого известных больше под именем жидов Хазарских. (Истор. русск. жизни И. Забелина ч. II, 291 стр.)“. Но если следовать подобному приёму в науке, то, пожалуй, придётся признать татарско-магометанское происхождение того же самого Хорса, или Перуна, потому что в сказании о Мамаевом побоище и тот, и другой признаются татарскими богами. „Мамай же царь, видев напрасно своих побиваемых и нача призывати боги своя: Перуна, Савана, Тамокоша, Раклия, Гурса (Хорса) и великого своего помощника Ахмета. (Сказ, русск. нар. И. Сахарова, т. 1, кн. IV, 80 стр.).
В настоящее время тёмное предание о Хорсе по-видимому, сохраняется в лице зловещего Карачуна, злого бога скотского падежа. И притом из всех русских племён более всего помнят и знают Карачуна карпато-русы (Русс, простонар. празд. И. Снегирева, вьш. 1,139 стр.; Зап. импер. р?с. геогр. общ. по отд. этнограф, т. УН, 321.).

Добавить комментарий

Войти с помощью: