Уссурийская конная казачья сотня — уникальное кавалерийское подразделение.



Сразу оговоримся: к Уссурийскому казачьему Войску эта сотня не имеет никакого отношения, хотя размещалась на территории Приморья и даже комплектовалась уссурийскими казаками. 

Итак: 
В первые годы заселения Приморской области и особенно Южно-Уссурийского района казаки как военные формирования не представляли сколько-нибудь серьезной силы. Ситуация, при которой пешая граница практически была открыта, требовала присутствия высокоподвижной и находящейся в высокой боевой готовности конного соединения, в задачи которого входило бы:
— Патрулирование границы, особенно в тех местах где казачье населения было малочисленным или отсутствовало вовсе,
— Сопровождение и обеспечение безопасности переселенцев на новых территориях, в том числе и казаков на первых порах.
— Оперативная борьба с китайскими бандитами — хунхузами.



Исходя из этого, 24 мая 1869 года Император Высочайше повелел: для охранения границ Южно-Уссурийского Края сформировать Уссурийскую казачью конную сотню. Численность сотни, согласно временным штатам 1869 года, определялась в 4 штаб и обер офицера, 145 строевых и 18 нестроевых нижних чинов.
Формирование основного состава сотни должно было пройти непосредственно на Дальнем Востоке, чтобы сократить время прибытия к месту службы, а именно: из охотников (добровольцев) Амурского, Забайкальского казачьих войск, а так же добровольцев из числа строевых чинов Восточно-Сибирских стрелковых батальонов.
Обмундирование сотне предполагалось присвоить «сходное с Уссурийским пешим казачьим батальоном, но с теми различиями, какие существуют в нынешнем обмундировании пеших и конных частей Амурского казачьего Войска и с просечкой на погонах литеры У». Строевых казачьих лошадей предполагалось приобрести на месте дислокации.
20 октября 1869 года состоялся Приказ по войскам Восточно-Сибирского военного округа, в котором было сказано: «Во исполнение Приказа Военного Министра с.г. за № 203 о формировании Конно-Уссурийской сотни, строевой состав образован из охотников казаков 2-й Забайкальской конной бригады и части молодых солдат, так же из числа охотников, призванных удовлетворяющими требованиям кавалерийской службы. Казаки, назначенные в состав сотни, остаются на службе бессменно три года …»
А Высочайшим Приказом от 24 ноября 1869 года за №51 был назначен «Резервного эскадрона 15 Драгунского Тверского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича Старшего полка майор Ножин, командиром Уссурийской казачьей конной сотни». Самое интересное, что свое звание майора, Ножин, командуя сотней, сохранил (кажется, это единственный случай — моё прим.). Только в 1880 году положением Военного Совета было постановлено:
1. Должность командира Уссурийской казачьей конной сотни определить по штату в чине войскового старшины
2. К штату сотни добавить одного Обер-офицера в чине хорунжего.
После формирования и создания, сотня была прикомандирована к Амурскому казачьему Войску, хотя де-факто оставалась отдельной единицей и выступала как регулярная кавалерийская часть.
Дислоцировалась Уссурийская казачья конная сотня в Камень-Рыболове, на юго-западном побережье озера Ханка, вместе с местом дислокации Уссурийского пешего казачьего батальона.
В силу того, что УККС (Уссурийская казачья конная сотня) приходилось охранять границу в 450 километров, было принято решение об усилении ее дополнительно казаками Уссурийского пешего казачьего батальона в количестве до 120 человек. Итак, с 1880 года в сотню призываются уссурийские казаки и проходят там службу. Службу проходят конными, тогда как сами уссурийские казаки были в пешем казачьем батальоне. Эта служба им зачисляется в стаж, как обычная служба в своей части. Еще раз повторю: УККС не имела никакого отношения к уссурийскому казачеству, и была самостоятельной единицей. Кроме того, на усиление охраны границы, принимается решение о переброске в Южно-Уссурийские край двух конных сотен 1-го конного полка ЗКВ. Проблема состояла в том, что эти сотни находились на службе в Семипалатинской области. 29 апреля 1880 года Александр Второй санкционировал переброску этих двух сотен не позднее 20 мая с тем, чтобы они прибыли в Читу не позднее ноября с.г.
Чуть позже, ввиду критической ситуации по охране границы в Приморье, принимается решение не дожидаться прибытия указанных двух сотен в Читу, а сформировать две сотни из находящихся при штабе в Чите и отправить их в навигацию немедленно.
Однако по мнению Военного губернатора Приморской области генерал-майора М.П. Тихменева, одна усиленная УККС и прикомандированные две забайкальские сотни плюс Уссурийский пеший казачий полубатальон, все равно не могли прикрывать необходимым кордоном эту границу, постоянно прорываемую бандами хунхузов. Используя это как дополнительный аргумент, Командующий войсками Восточно Сибирского военного округа генерала Д.Г. Анучина настоял в Главном Штабе о переброске или еще дополнительной сотни из Забайкалья, или о создании Второй УККС. И 23 апреля (утвержденный 24 апреля) 1880 года на Высочайшее имя подается доклад «О мерах защиты Приамурского края и усиления войск Восточно-Сибирского округа», где было рекомендовано Уссурийскую казачью конную сотню развернуть в дивизион, в составе двух сотен. 23 октября 1880 года 2-я сотня начинает формироваться из охотников Восточно-Сибирских стрелковых батальонов.
Таким образом, 2-я уссурийская конная казачья сотня была полностью сформирована из солдат регулярных войск. В штате второй сотни состояло: 145 нижних чинов: 1 старший урядник, 8 младших урядников, 3 трубача, 8 приказных, и 125 казаков. При этом предписывалось 4 урядника, 1 трубача и 30 казаков перевести из Первой сотни, а остальные — солдаты из Иркутского стрелкового батальона.
Итак, формируется интересная конная часть, в которой основу заложили Забайкальские казаки, в последствии призывались уссурийские казаки, а дополнены они были строевыми нижними чинами «владеющими навыками кавалерийской езды».
Далее хронология следующая:
В 1891 году, после реформирования Уссурийского пешего казачьего батальона в Уссурийский конный казачий дивизион, дабы не было путаницы, сотни переименовывают в 1-ю и 2-ю Приморские конные сотни.
В 1895 году Приморские сотни сводят в Приморский конный дивизион и выводят из казачьих войск в армейскую кавалерию.
2 мая 1898 года дивизион разворачивают в Приморский Драгунский полк.
Надо отметить, что это был единственный кавалерийский драгунский полк, который сохранил свое собственное имя до самого конца Российской Империи. Все остальные драгунские полки шли под номерами.

В 1904-1905 гг. Приморский драгунский полк принимает участие в Русско-Японской войне.

Войну 1914 года начал в составе Уссурийской конной отдельной бригады, в следующем составе:
— Приморский драгунский полк,
— 1-й Нерчинский казачий полк,
— Уссурийский конный казачий дивизион,
— 1-й конно-горный артиллерийский дивизион.

В декабре 1915 года Бригаду разворачивают в Уссурийскую конную казачью дивизию в следующем составе:
— Приморский драгунский полк,
— 1-й Нерчинский конный казачий полк,
— Уссурийский конный казачий дивизион,
— Уссурийский конный казачий полк,
— 1-й Амурский конный казачий полк,
— 1-й конно-горный артиллерийский дивизион,
— Амурская казачья батарея.

Из известных людей, командовавших подразделениями дивизии и самой дивизией был барон Петр Николаевич Врангель.

Далее следуют архивные списки первого состава Уссурийской конной казачьей сотни.

(по материалам книги Р.С. Авилова, интернет-ресурсам и собственным материалам)

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *