Русские промыслы

Присматриваясь к местоположению своих городов, к занятиям их обитателей, к тому значению, какое имел тот или иной город в жизни государства, московские люди 16 и 17 вв. делили их на несколько больших разрядов.

Русские промыслы 16-17 веков

Города прежних Московского и Владимирского великих княжений они называли Замосковными городами, как бы вспоминая то далекое время, когда Москва была крепостью, защищавшей подступ к этим городам со стороны неспокойного юга. Города бывшей Новгородской земли московские люди разбивали на несколько групп. Собственно, Новгород с его пригородами и Псковом они называли „городами от Немецкой украины». Северные бывшие Новгородские земли, лежавшие по берегам Белого моря, по Онеге, Северной Двине до самого Урала, носили названия Поморья или Поморских городов. Сюда же причисляли часто Пермь и Вятку.

На юг от Москвы тоже различали несколько особых городских округов. Города бывшего Нижегородского княжества и татарских царств Казанского и Астраханского назывались Низовыми городами. Города бывшего Рязанского княжества так и назывались Рязанскими городами. Города к западу от Рязанских, раскинувшиеся по границе степи, „дикого поля», назывались городами Украинными и Польскими (от слова поле — степь). Еще далее на запад, по верхней Оке, стояли города Заоцкие. Города на верховьях Днепра и Западной Двины назывались „городами от Литовской украины». За Заоцкими городами протягивалась линия Северских городов, граничившая с Донскими казачьими городками, стоявшими собственно уже за пределами государства.


Северные промыслы


Города и поселения Поморья, расположенные по самому северу русской равнины, в стороне болот, мхов и дремучих лесов, вытянувшись по рекам, имеющим исходом холодное Белое море, жили теми промыслами, какие могли им дать лес, большая река и море. На крайнем север, в области Соловков, Архангельска, Холмогор, главным заработком населения был рыбный лов в „морских реках», охота за морским зверем, морской торг со своими и чужими. Местные жители сами говорили о себе, что „ходят-де они на море промышлять рыбью зубу (бить моржей), чем им дань и оброк и всякие подати платить». Пахали, правда, здесь и землю, но немного, потому что земля здесь неродима, лесиста и болотиста. Больше занимались солевареньем, необходимым промыслом для здешнего рабочего люда: без соли нельзя было ни заготовить впрок, ни сохранить сколько-нибудь долго плоды главного занятия — рыбной ловли.

Соль, рыба, кожа, пушной товар, «рыбий зуб», ворвань, ловчие птицы, пух, перья, дичь, — вот главные предметы промыслов этого края. Сюда за этим товаром приезжали „всякие торговые люди» с разными товарами, нужными для местного населения. Таким образом эта часть русского государства, северную область которого составляли города Холмогоры и Архангельск, а южную — Вятка и Пермь, носила по преимуществу торгово-промысловой характер. Промыслы разбивались по довольно многочисленным деревням, мелким и более крупным посёлкам, вытягивавшимся по рекам края, а торговля сосредоточивалась по городам края, возникшим на истоках или в устьях рек, пересекавших этот край и служивших большими дорогами для сплава всего, что здесь добывалось. Великий Устюг и Вологда служили главными передаточными станциями, на которые направлялись товары с севера на юг и с юга на север русской страны.

Промысловые поселения Поморья и его города по внешнему виду мало отличались друг от друга. Последние были больше, люднее, богаче первых, но по существу это были те же деревни, в которых жили те же крестьяне-промышленники, занимавшиеся торговлей или устраивавшие промыслы в больших размерах, чем это было под силу небогатому обитателю промыслового посёлка.

Центральные промыслы

Города Замосковные составляли центр государства, его ядро. Самым северным из них можно принять Вологду; юг тогда образует Ока в своём течении от Серпухова до Коломны, где уже начинались Рязанские города. Восточным городом этой области надо принять Нижний-Новгород, а западными — Вязьму и Смоленск.
Это была, следовательно, коренная великорусская сторона, сравнительно плотно населённая народом, основавшимся здесь давно, привыкшим к условиям жизни в этой земле, выработавшим здесь свои приёмы и способы для её обработки. Это была сторона большого и сравнительно хорошо поставленного земледельческого труда, большого промышленного и торгового оживления. Этой землёй жило всё государство, да она-то, в сущности, и составляла центр этого самого государства: здесь оно „строилось и управлялось», и все другие области являются только окраинами, украиной этой части Великороссы.
Кроме столицы всего государства — Москвы, здесь находилось несколько первостепенных по своему торговому и промышленному значению городов. То были Вологда, Кострома, Ярославль, Ростов, Нижний Новгород; только Великий Новгород да Псков и могли тягаться с этими городами числом жителей и обширностью.

Вологда по своему положению была неизбежной станцией для всякого товара, шедшего с Поволжья на север и с севера в центр государства. Здесь товары перегружались с телег или саней на суда, или, наоборот, здесь они иногда застаивались в ожидании полной воды или зимнего пути. Иноземцы, главным образом англичане, сами являлись в Вологду из Архангельска для закупки товаров по более сходной цене, прямо и без посредников, и сами везли с моря товары по Двине и Сухоне до Вологды. В Вологде англичане имели обширный торговый двор; царь Иван Грозный построил здесь каменный кремль и дворец и, как говорят, думал одно время переселиться на постоянное житьё в Вологду. Вологда славилась льняным и кожевенным производством, прядильным и ткацким делом, и жители её вели самый разнообразный торг. Иностранцы, навещавшие Вологду в 16 и 17 вв, называют ее большим и богатым городом. По числу дворов, в конце 17 века, Вологда уступала только Москве и Ярославлю.

Если Вологда была конечной станцией-узлом северных путей, где эти пути сливались в один, направлявшийся к центру государства, то Ярославль был перекрёстком путей, соединявших восток и запад, север и юг Московского государства. Только одна Москва, центр всего государства, превосходила Ярославль количеством перекрещивающихся около неё дорог. Немудрено, что Ярославль был очень многолюден, оживлён и славился, как один из самых красивых городов, был „строением церковным вельми украшен и посадами велик». Трудно перечислить все промыслы и торги, которыми кормились ярославцы; город торговал всем, что только было предметом торговли в Московском государстве, был одним из важнейших сосредоточий торговли внутренней и вёл большой торг с иностранцами. В уезде города было развито ткацкое дело, по Волге процветали рыбные промыслы.

Волжские промыслы

Между Ярославлем и Нижним-Новгородом тянулся по Волге целый ряд больших и малых очень зажиточных городов-пристаней с Костромой во главе, притягивавших к себе по Волге и её притокам предметы промысла окрестного населения и направлявших их к Ярославлю. Длинный ряд этих старых приволжских городов тянулся до Нижнего-Новгорода. За Нижним, к востоку от него, начинался уже чуждый тогдашнему русскому человеку инородческий край, в который он пробивался с трудом, прокладывая себе путь оружием и закрепляя его сохой. Нижний Новгород стоял как бы на краю настоящей чисто-русской стороны при слиянии двух больших рек — Оки и Волги, проникавших своими верховьями и течением далеко вглубь Великороссии. Волга вниз от Нижнего текла уже по враждебной стороне. Нижний Новгород, став на краю своей земли, защищал её от врагов и в то же время открывал пути для мирной торговой деятельности. Нижний получал русские товары по Волге и Оке. Верхняя Волга несла ему произведения московского севера, Ока — товары московского центра и юга, обе реки вместе сплавляли к Нижнему иностранные товары, получавшиеся из Архангельска и с западной границы. Из Нижнего Новгорода эти товары шли далее по Волге и Каме, а взамен них шли сюда товары каспийских и сибирских рынков.

Под защитой каменных стен нижегородского кремля создался постоянный речной порт, значение которого не утратилось и до сих пор. Всё это делало Нижний очень богатым и оживлённым торговым городом. Даже после Смуты, после которой нижегородцы „охудали», на нижегородских рынках насчитывалось около 480 торговых помещений всякого рода, не считая кузниц и харчевен.

Добавить комментарий

Войти с помощью: