Новгородская Русь

Новгородская Русь

После того, как замерла жизнь на киевском юге, а в глухой Залесской стране образовалась своя, новая, не похожая на киевскую, оставалась в Русской земле область, где долго еще жили и процветали основы государственной жизни, чуждые сложившемуся в Суздальской стране удельному порядку, но бывшие плотью от плоти и костью от костей тех порядков, которые составляли основу государственной и общественной жизни Киевской Руси. Эта область — владения Господина Великого Новгорода и его сначала пригородов, а потом младших братий — Пскова и Вятки.

Новгородская Русь

С давних пор Новгород Великий был таким же средоточием исторической жизни северной Руси, каким был Киев для юга. Новгород был началом великого водного пути из варяг в греки через русскую равнину, а Киев — исходным концом его. Благодаря одинаковому занятию — торговле — и однородному устройству всей жизни, Новгород жил в тесном единении со всей южной Русью. Когда же Киевская Русь заглохла, а в новых краях, в Залесской стороне, возникли иные порядки, и люди стали жить не торговлей, а земледелием, тесная связь между Новгородом и Суздальской землёй не могла установиться, возникла даже вражда, во время которой Новгород, охраняя свою самостоятельность, замкнулся, так сказать, в себе и жил началами той жизни, которая становилась все более и более чуждой удельным порядкам и совершенно уже шла в разрез с порядками, установившимися в Великороссии после объединения её около Москвы.

Когда и как возник Новгород Великий неизвестно, несмотря на то, что название города характеризует его словом „новый». Вероятно, как и Киев, Новгород возник из соединения нескольких селений, следы которых учёные и исследователи видят в распределении города на отдельные части — концы, но по отношению к какому „старому» городу это соединение „концов» в одно поселение было названо „новым» городом — неизвестно, и никакое предание, богатого вообще преданиями новгородского края, не открывает причину такого названия.

Река Волхов, вытекающая из недалекого от города озера Ильмень, делит Новгород на две части: правая, по восточному берегу, называлась Торговой, потому что здесь находился главный городской торг; левая, по западному берегу, звалась Софийской, с той поры, конечно, как здесь была построена соборная церковь Новгорода, храм св. Софии
Обе стороны соединялись Великим волховским мостом. На Торговой стороне, возле самого торга, находилась площадь, которую называли Ярославовым, или Княжьим двором, потому что здесь стоял двор Ярослава, когда он княжил в Новгороде. Здесь возвышалась „степень» — помост, вокруг которого собиралось вече; с этого помоста новгородская „старшина» обращалась с речами к народу; возле степени находилась вечевая башня, на которой висел колокол, звон которого созывал новгородцев на вече; внизу башни помещалась вечевая канцелярия, где сидели дьяки и подьячие, записывавшее постановления веча и составлявшие грамоты по поручению веча и старейшин.

Торговая сторона делилась на два конца — Плотницкий и Словенский. Словенский конец считают местом древнейшего поселения из тех, которые составили Новгород. Вся Торговая сторона именовалась иногда по этому концу — Словенской. Софийская сторона делилась на три конца: Наревский, Загородский и Гончарский или Людин. На Софийской стороне, возле начала великого моста возвышались стены „детинца», т.е. городской крепости, где стоял храм св. Софии.
Все пять концов Новгорода были обнесены крепким земляным валом с башнями и рвом. За этой оградой начинались многочисленные посады, монастыри, монастырские слободы, широкой и многолюдной цепью окаймлявшие Новгород.

Обширные владения Великого Новгорода делились на „пятины» и „волости». Деление на „пятины» установилось довольно поздно, как кажется, не ранее ХІV в., а до этого земля Новгорода Великого делилась на „земли» и „ряды».
Пятины новгородской земли начинались вплоть у самого Новгорода, только одна Бежецкая отступала от самого города. На северо-запад от Новгорода между реками Волховом и Лугой по направлению к Финскому заливу шла пятина Вотьская, называвшаяся так по финскому племени воть, обитавшему здесь; на северо-восток справа от Волхова, до самого Белого моря, по обе стороны Онежского озера тянулась пятина Обонежская; к юго-востоку между Метою и Ловатью находилась пятина Деревская; к юго-западу, между Ловатью и Лугой, по реке Шелони располагалась Шелонская пятина; на отлёт от города, между Обонежской и Деревской начиналась пятина Бежецкая, простиравшаяся далеко на восток, склоняясь к югу. Очень может быть, что округа Новгородской земли, получившие название пятин, выросли из древнейших и ближайших к городу владений путём постепенного их расширения и деления между концами. Пятины во всех делах своих по суду и управлению зависели от тех концов, к которым были приписаны.


Волостями назывались владения более отдаленные и позднее приобретённые. Таковы были волости городов Волоколамска, Бежичей, Торжка, Ржева, Великих Лук. За пятинами Обонежской и Бежецкой далеко на северо-восток простиралась Двинская земля; по реке Вычегде и её притокам расположилась земля Пермская, еще далее к северо-востоку находилась волость Печора, по реке того же имени до Уральского хребта, а за ним простиралась дикая волость Югры; на северном берегу Белого моря была волость Тре или Терский берег.

Все эти волости были рано приобретены Новгородом; уже в XI веке новгородцы собирали дань за Двиной и Печорой, ходили в область Великой Биармии, т.е. в Пермскую землю, знали пути и за Каменный пояс, т.е. за Урал. Все эти волости являлись как бы колониями Новгорода, обязанными доставлять то сырье, которым Новгород торговал. Путём военно-торговых экспедиций за пушным и другим товаром новгородцы прознали давно путь в эти области; скоро там образовались посёлки, так сказать, конторы и фактории новгородских купцов, торговавших с туземцами.
При воинственном характере тогдашней торговли, туземцы обязывались платить дань пришельцам и работать на заведённых ими лесных, соляных и других промыслах. Следствием всей этой предприимчивой деятельности и было то, что названные земли стали волостями Великого Новгорода.
Каждая волость имела свой город, который именовался пригородом Великого Новгорода. Управлялась волость вечем пригорода, но посадник в пригород присылался из Новгорода. Пригород платил дань Новгороду и выставлял по его требованию войско.

Историческое предание, летопись, народные сказания и песни, наконец, научные исследования, рисуют Новгород Великий как богатый торговый город. Торговля, как главное занятие жителей, определялась самим положением Новгорода и условиями того края, где он возник. Новгород лежит близко к главным речным бассейнам русской равнины — к Западной Двине, Днепру и Волге, а Волхов соединяет его прямым водным путём с Финским заливом.
Благодаря этой близости к большим торговым путям Руси, Новгород очень рано втянулся в торговую деятельность. Хлебопашество в Новгородском краю никогда не могло развиться, благодаря почве, очень неудобной для земледелия, всякого же лесного товара этот край доставлял большое изобилие, создавая таким образом для своих обитателей самый предмет торговли. Расположившись на выходе в море из страны, богатой всяким сырьём, Новгород, естественно и сделался местом вывоза товаров, которые эта страна производила, и ввоза тех, в которых она нуждалась.

Сношения Новгорода с Западной Европой установились очень давно — путь в Гардарик через Остергард, т.е. Восточный город, как они называли Новгород, варяжские воины и купцы прознали очень давно. В XI и XII вв. Новгород вёл уже обширную торговлю с городом Висби на Готланде, или с „готским берегом», как называли его новгородцы. Готландские купцы имели в Новгороде свой двор и церковь; на Готланде тоже был новгородский двор и церковь. Так как Висби очень оживленно торговал с немцами, то и немцы через Висби рано стали проникать в Новгород, а новгородские купцы торговали в Швеции и в Дании, следовательно, знали дороги и в немецкие прибалтийские города. Уже в XII в. рядом с готским двором стоит в Новгороде двор немецкий, а в Любеке в это же время проживают русские купцы из Новгорода.

Добавить комментарий

Войти с помощью: