Князья и бояре

Бояре всегда были рядом с князем, во все минуты его жизни — радостные и грустные. Князь слушает их, думает с ними „добрую думу; какая пошла бы на добро»; князь знает, что его бояре хотят ему добра, ищут как бы ему „безбедно прожити»; они служили еще отцу его, знают, что посоветовать князю, чтобы ему „княжити на добро христіаномъ малымъ и великимъ»

О князьях и боярах в удельной Руси

Заболев тяжко, князь велит писать духовную. Кругом него собираются бояре; с ними он всю жизнь „веселился и скорбел, отчину соблюдал и укреплял», они же должны присутствовать при его смертном часе. В своей душевной грамоте князь описывает весь заведенный им порядок и завещает детям поддерживать его. Его сотрудники, бояре, лучше всех знали, чего хотел князь, к ним обращал умирающий и своё последнее слово, заклиная их служить вдове своей и детям. „Припомните, — писал князь, обращаясь к боярам, — на чём вы дали мне слово некогда: положить головы свои, служа мне и детям моим; и вы, братия моя бояре, послужите им от всего сердца, в скорби не оставьте их, напоминайте им, чтобы жили в любви и княжили, как я в грамоте душевной указал им, как разделил между ними свою вотчину».

В больших удельных княжествах распорядок жизни и управления был такой же, разве только практика придала ему больше сложности. Если княжество было побольше, то и князь был побогаче, и дворец его пообширнее. Тогда дела велись не на крыльце и не на дворе, а в самом дворце. Сюда, в сени, собирались по утрам правительственные лица. Меж тем в дворцовых избах дьяки докладывали боярам текущие дела по их ведомствам и писали грамоты.

Спорные дела докладывались князю, и он решал их, поговоря с несколькими боярами, которых приглашал к себе „в комнату» из числа собравшихся в сенях. Сюда же приходили за судом и с просьбами частные лица. Они не только входили к боярам в дворцовые избы, но допускались и к самому князю.

Челобитчик излагал свою просьбу перед князем и его боярами. Князь опрашивал истца и ответчика с их свидетелями, послухами, и, разобрав дело, приказывал дьяку дать правой стороне грамоту и в ней прописать имена бояр, бывших при разбирательстве дела.

Управление в больших княжествах было устроено определённее, устойчивее. Дел было больше, а потому неудобно было мешать их и отрывать боярина, которому приказано было ведать один путь, для исполнения какого-либо постороннего для данного пути поручения.

Постоянные должности получали название „Приказов». Князь как бы приказывал ту или иную должность в заведывание боярину. Возникали Приказы в связи с развитием хозяйства. Усилится в княжестве, например, в лесах князя бортной промысел, и вот посёлки бортников выделяются из круга дворцовых земель в особое ведомство, которое поручается чашнику; он и судит бортников, и дань с них собирает, и ходатайствует за них перед князем.
Военное управление городом поручалось тысяцкому, общее управление двором — дворецкому; названия таких должностей, как казначей, конюший, стольник, чашник, сокольничий, ловчий — не требуют объяснения.

Лица, занимавшие эти должности, управляли ими и составляли верховный хозяйственно-правительственный совет при удельном князе.

Все княжества того времени жили такой строго обособленной хозяйственной жизнью. Но связь их одного с другим не нарушалась. Собственностью князей считалась земля, а люди, жившие на их землях, считались свободными и могли жить в каком княжеств хотели, легко переходя из одного в другое— „путь между княжествами был чист, без рубежа», как тогда говорили. В чьём княжеств жил тогдашний русский человек, тому князю он и платил подати, у него и судился. Все князья были одного рода, все княжения были русскими княжениями, все говорили одним языком, исповедовали одну веру, а потому распадения Великорусской земли на отдельные государства и произойти не могло.

Произошло другое. Удельные княжества, которые раздробились на слишком мелкие хозяйства, потеряли характер княжений и превратились в простые большие и малые имения. Те же княжества, которые не дробились между многочисленными наследниками, а росли и собирались в одних руках, усиливались, вбирали в себя мелкие княжества, пуская для этого в ход и свою силу, и свои богатства.
Между такими крупными княжествами возникало соперничество, невольно приводившее к столкновениям. В конце концов, жизнь привела к тому, что одолело все удельные княжества одно, оказавшееся самым сильным. То было Московское. Силой и золотом оно вобрало в себя все удельные княжества Великорусской земли и тем самым превратилось в Московское и всея Руси государство.

Добавить комментарий

Войти с помощью: