История русской армии

Предпосылки создания


Главную часть вооружённых сил Московского государства составляло ополчение служилых людей, которые жили в своих поместьях и на военную службу являлись „конны, людны и оружны» по первому требованию правительства. Благодаря такому устройству военной силы, правительство не всегда могло ею вовремя распорядиться: на случай мятежей и бунтов, когда просто не хватало времени собрать служилых людей, надо было иметь под рукой вооруженные отряды, которые постоянно находились бы наготове.

Об армии Ивана Грозного


Затем ополчение служилых людей, живших больше по своим деревням, мало любило и знало военное дело. Легко привыкая сидеть дома, такие воины говаривали: „Дай Бог великому государю послужить, только бы сабли из ножен не вынимать!»
Сидя дома, такое войско совсем не обучалось военному делу, не знало правильного строя, не умело даже владеть оружием как следует, и вооружение его было разнообразно и невысокого качества. Ополчение служилых людей было затем войском по преимуществу конным, а пехотные части его, составлявшиеся из приводимых помещиками людей, да из людей „даточных и посошных», набиравшихся со слобод и монастырей, представляли из себя еще более нестройную и неповоротливую толпу, нежели конница служилых людей, которые всё-таки хоть готовились служить воинами, а какой-нибудь даточный со своей рогатиной или ослопом- булавой в руках, одетый в сермягу, в „бумажную» шапку и лапти, менее всего быль похож на солдата.
Из такого временно собиравшегося войска нельзя было составить гарнизона для крепостей, нельзя было образовать опытную прислугу при артиллерии, словом, без постоянного войска, хоть несколько привыкшего к военному делу и обучавшегося, московскому правительству обойтись было невозможно. Все это и заставило, в конце концов, московских государственных людей позаботиться об устройстве некоторой постоянной военной силы.

Нужда в пехоте, вооруженной „огненным боем», т.е. ружьями, или, как тогда говорили, пищалями, давно уже заставила московское правительство предписывать при сборе даточных с городов, чтобы определенное количество людей выступало с „пищалями». Так, например, с Новгорода и его области для казанского похода велено было „нарядити две тысячи человек пищальников, половина из которых была бы пеших, а половина конных». Но кончался поход, и пищальники возвращались обратно домой, клали свои пищали в камору, и она там ржавела до нового похода, а пищальник торговал, пахал землю и меньше всего думал о своей пищали, меньше всего желал взять ее в руки и идти в поход.

Численность русских войск

Непрерывная война, длившаяся чуть ли не всё время царствования Грозного, особенно настоятельно указала на недостаток в русском войске обученной военному делу пехоты. Царь Иван приказал тогда набирать в городах и уездах вольных „гулящих» людей, которые жили, не платя податей, и потому не приносили государству никакой пользы. Из этих „гулящих» и были сформированы отряды вооружённых пищалями людей, которые поступали в распоряжение начальников городов и должны были находиться всегда под ружьём. Эти новые постоянные отряды, в отличие от пищальников, которые собирались лишь на время войны, стали именоваться стрельцами. При Грозном стрельцов насчитывалось до 12.000 человек, а к концу царствования Алексея Михайловича ихъ было уже свыше 20.000.

Стрельцы разделялись на стременных, московских и городовых, или украинных. Стремянные стрельцы составляли особый полк в 2.000 человек, постоянно находившиеся при государе, при „стремени» государя, как тогда говорили. Они сопровождали государя при всех его выездах и походах, являясь как бы его лейб-гвардией, отборной стражей. Московские стрельцы отличались от городовых только тем, что жили в Москве, устроены же были одинаково с городовыми, но жизнь в столице давала им некоторую отличку, как войску более парадному; в мирное время московские стрельцы несли караульную службу по Москве, отбывали по наряду некоторые полицейские обязанности, выстраивались шпалерами при разных торжествах по пути государя, крестного хода или при проезде иностранного посла. Время от времени отдельные полки московских стрельцов назначались на службу в города.

В Москве и по городам стрельцы жили особыми слободами. Когда в каком-нибудь городе, куда назначался стрелецкий гарнизон, не оказывалось свободного места в посаде для стрельцов, то приказывалось жителям выселяться, куда знают, а на место их дворов ставили дворы стрелецкие. Кроме земли и дворов, стрельцы получали от казны оружие и жалованье деньгами и хлебом; на все это собиралась со всего государства особая подать, так называемые стрелецкие деньги.

Устройство стрелецких полков

Стрелецкое войско делилось на приказы, которые со времён царя Феодора Алексеевича стали именовать полками; каждый полк, или приказ, селился отдельной слободой и имел свою съезжую избу — штаб полка, где производился суд и расправа над провинившимися, ведалось хозяйство полка, хранились барабаны, трубы и знамёна.
Во главе каждого приказа стрельцов стоял стрелецкий голова, со времён царя Феодора Алексеевича называвшийся полковником; голова в городах был подчинён местному воеводе, а в Москве — прямо Стрелецкому приказу. Каждый полк делился на сотни, с сотенными командирами во главе; сотня разделялась на пятидесятни под начальством пятидесятников, и на десятки, над которыми начальствовали десятники. Приказы стрельцов сначала были разной величины — от 200 до 1200 человек в приказе, но в XVII веке установилось считать в приказе 1000 человек рядовых стрельцов. Приказы, или впоследствии полки, стрельцов именовались по своим полковникам — например, „стрельцы Иванова полку Полтева», или „стрельцы Васильева полку Бухвостова».

Стрелецкая форма

Московский выборный стрелец и дворянин-ополченец
1580-гг по реконструкции С. Летина


Одеты стрельцы были в длинные, ниже колен, суконные кафтаны с отложным воротником с петлицами на груди и небольшим разрезом сбоку. Шапки у них были сначала железные, круглые (в XVI в.), а потом суконные, опушённые мехом, со склонявшейся на сторону мягкой верхней частью. Каждый полк был одет в кафтаны и шапки только этому полку присвоенного цвета. Так, стременные стрельцы носили кафтаны красного цвета с белыми петлицами и белой кожаной перевязью через плечо, называвшейся берендейкой. Берендейку носили, перекинув через левое плечо; на берендейке висели „зарядцы с кровельцами» т.е. патроны, выдолбленные из дерева, оклеенные тёмной кожей. Кроме зарядцев на берендейке висели: „ сумка фитильная, сумка пулечная и рог пороха или натруска». Рога и натруски делались из дерева, кости, перламутра, серебра и имели крышку с пружиной. Стрельцы полка Василия Бухвостова (1674 г.) были одеты в кафтаны светло-зелёные с петлицами и подбоем малинового цвета и в жёлтые сапоги.
Стрельцы полка Феодора Головлинского имели кафтаны клюквеннаго цвета с петлицами черными и подбоем жёлтым, шапку тёмно-серую, сапоги жёлтые. Стрельцы полка Тимофея Полтева — кафтаны оранжевые, петлицы чёрные, подбой зелёный, шапку вишнёвого цвета, сапоги зеленые. Кроме берендейки и сабли, у каждого стрельца была пищаль или мушкет, с ложем красного цвета. Пищаль стрелец держал в руках, нося ее на правом плеч. На ремне, за спиной, у него висел еще бердыш — топор с широким лезвием в форме полумесяца с вытянутыми концами.

Когда стрельцы выстраивались для парада, то ружья держали правой рукой на правом плече, а левая придерживала бердыш, обращенный остриём от фронта. Изготовившись к стрельбе залпом, стрельцы все враз ловким ударом укрепляли перед собой бердыш в земле, на закрепу топора клали дуло пищали и, целясь, ждали команды офицеров.
Без помощи бердыша или особой подставки „подсошка», тяжёлую стрелецкую пищаль было бы трудно удержать на прицеле; стреляла старинная пищаль маленькой пулькой, и бой её был не из сильных.

Ритуал зарядки пищали

Чтобы зарядить тогдашнюю пищаль, требовался целый ряд действий, происходивших по команде офицера. В книге „Ученье и хитрость ратного строения пехотных людей», напечатанной в 1647 г., находим такой порядок заряжения мушкета:

Ступи правой ногой наперёд.
Стой кротко.
Ступи левой ногой.
Понеси мушкет к правому боку.
Сними фитиль с курка.
Положи фитиль на место.
Подыми мушкет ко рту.
Сдуй с полки.
Возьми пороховой зарядец.
Опусти мушкет вниз.
Посыпь порох на полку.
Поколоти немного о мушкет.
Закрой полку.
Стряхни.
Сдуй.
Поверни мушкет на левую сторону.
Положи порох и пульку в него и пыж на полку.
Добей забойником пульку и пыж.
Воткни забойник на место.
Возьми мушкет правой рукой и подыми вверх.
Левой рукой подсошек изготовь.
Положи мушкет на вилки.
Стань на прежнее место.
Поди, имеючи подсошек в руке.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Войти с помощью: