Гостиная и суконная сотни

Гостиная и суконная сотни отличались от гостей и друг от друга только размерами капитала. Казённые службы несли они такие же, как и лучшие посадские люди. Сотнями назывались они не потому, что в каждом из этих разрядов было по сто человек, а просто по старине, когда весь город, всю тысячу, делили на сотни. В 1649 г. в гостиной сотне считалось 158 семейств. Торговцы обеих этих сотен пользовались за свою службу тоже некоторыми правами, тоже, как и гости, могли курить безпошлинно вино, например, но уже владеть землёй не могли, и безчестье их стоило дешевле.

Торговые люди чёрных сотен и слобод были мелкими торговцами и ремесленниками Москвы. Каждая чёрная сотня составляла особое общество со своими выборными старостами -сотскими и десятскими во главе. Черные слободы отличались от чёрных сотен тем, что они были населены ремесленниками, обязанными работать на дворец или служить по дворцовому хозяйству. Этих дворцовых чёрных слобод было в Москве очень много, и до сих пор многие урочища и улицы Москвы сохранили названия тех слобод, через которые когда-то пролегали.
Таковы, например, нынешние Бронные, с их переулками: Оружейным, Гранатным и др.; там жили в 16 и 17 вв. бронники — оружейные мастера, на Кузнецком мосту жили кузнецы, на Кисловке — квасовары, медовары и пивовары, и т. д.

Гости, гостиная и суконная сотня в Москве, разряды лучших и средних людей в провинциальных городах пополнялись время от времени по распоряжениям правительства, приказывавшего проверить „животы и промыслы», т.е. доходы и капиталы всех посадских людей. Сообразно их прибытку или убытку сравнительно с предшествовавшей проверкой, посадские люди размещались вновь по разрядам до следующей проверки.

Так жил город Московской Руси, добывая торговлей и промыслом средства на защиту государства от его врагов, тесно обложивших в то тревожное время московские границы. Город, так сказать, оплачивал эту защиту: это было его назначение в государственной жизни. С этими целями в жизни городского населения всё устраивалось так, чтобы оно к этому делу было крепко. Для этих целей торговля признавалась исключительно городским занятием, для этих же целей, для удобства и верности сбора казённых доходов, сам сбор был поручен выборным из среды горожан за ответственностью и порукой избирателей. Избранные местными людьми власти доставляли сборы со своих городов тем из московских гостей, которые были к тому назначены правительством. Таким образом полнота казённых сборов обеспечивалась еще капиталами главного сборщика — гостя.

При Петре Великом городские должности получили только иностранные названия. Головы стали называться бурмистрами, а собрание московских гостей стало называться Бурмистер- ской Палатой, а потом Ратушей. Суть же дела осталась прежней: закрепощённое к торгово-промышленной деятельности городское население России должно было своим трудом доставлять средства на государственные нужды.

Лишь со времён императрицы Екатерины 2, когда произошло раскрепощение дворянства и горожан, началась для русского города иная жизнь

Добавить комментарий

Войти с помощью: