Василий Верещагин

Василий Васильевич Верещагин родился 14 (26) октября 1842 года в городе Череповце в типичной дворянской семье, владевшей несколькими поместьями в Новгородской и Вологодской губерниях. Детство будущего художника прошло в атмосфере налаженного быта дворянской усадьбы в деревне Пертовке Череповецкого уезда.

Василий Верещагин

Восьмилетним мальчиком он поступил в Александровский кадетский корпус для малолетних, расположенный в Царском Селе. По окончании корпуса, в 1853 году Василий Верещагин был переведен в Петербургский морской кадетский корпус. Во время учебы в корпусе (успешно занимаясь по основной программе) Василий увлекся рисованием, и будучи кадетом старших курсов он начал заниматься в Петербургской рисовальной школе, что в значительной степени способствовало развитию его таланта живописца. Некоторые авторы, описывая жизнь Василия Верещагина в корпусе, без существенных на то доказательств, утверждают, что в корпусе царила затхлая казенная атмосфера рутины, тупой зубрежки, что, дескать, претило взглядам будущего художника. На мой взгляд, это не соответствует действительности.

Русские дворяне были не только крепостниками, привилегированным классом – все свои привилегии они добывали постоянной опасной военной службой (по крайней мере столетиями до объявленной «вольности дворянства» дело обстояло именно так), вместе с казачеством защищая Россию от иноземных вторжении, поддерживая порядок внутри империи. В кадетском корпусе преподавание специальных предметов – навигации, астрономии, корабельной механики – проводилось на достаточно высоком уровне, корпус готовил не только исправных дисциплинированных «служак», но, прежде всего, грамотных морских офицеров. И Василий Верещагин, как русский дворянин, считал своим долгом и честью хорошо изучить военное дело, а потом уже всецело посвятить свою жизнь творчеству. Несмотря на занятия живописью, Василий Верещагин досконально изучал предметы, необходимые для службы офицером флота дисциплины, уставы, наставления, достиг определенных успехов, вследствие чего уже в младших классах он стал ефрейтором, а в старших классах был назначен фельдфебелем в гардемаринской роте, где рьяно спрашивал исправное исполнение службы от своих подчиненных и строгое исполнение дисциплины. Во время учебных заграничных плаваний Василий Верещагин наряду с учебной программой будущего морского офицера, продолжал занятия рисованием, делал зарисовки, знакомился с жизнью далеких стран.

В 1860 году, с отличием закончив Морской корпус, Василий Верещагин отказался от перспективы сделать карьеру морского офицера, вышел в отставку и поступил в петербургскую Академию художеств. Благодаря хлопотам конференц-секретаря Ф.Ф. Львова Василию Верещагину выделили сроком на два года ежегодное пособие в 200 рублей. Началась нелегкая творческая жизнь молодого художника. Идя в разрез с установившимися в Академии традициями, Василий Верещагин стал сторонником реалистического направления, считая, что художник обязан отображать истинную жизнь, все ее стороны, какими бы ужасными и трагическими они бы не были. Это было смелое волевое решение художника, который с первых шагов своей самостоятельной жизни не приспосабливался к окружающей среде, а делал то, что подсказывало ему сердце, настойчиво шел «против течения». Мы не станем в дальнейшем подробно останавливаться на деталях творческой деятельности Василия Верещагина (все это подробно описано в многочисленных монографиях), а остановимся именно на личности художника, на особенностях его характера, на этапах его биографии, в которых он проявил себя не только талантливым художником, но и мужественным воином.

В 1863 году Василий Верещагин отправляется в опасное путешествие на Кавказ. Несмотря на явный риск подобного путешествия в те годы, необходимо отметить, что путешествие художник совершал на собственные средства (зарабатывая уроками и продажей рисунков для различных изданий), поскольку родители-помещики в наказание за своевольство (отказ от службы в Морском министерстве) перестали ему помогать материально.

В 1864 году Верещагин уезжает учиться в Париж, в Академию художеств, учеба в которой была необходима для дальнейшего совершенствования его таланта.

В 1865 году Василий Верещагин вновь отправился в путешествие на Кавказ, где сделал множество рисунков и этюдов. Возвратившись из кавказского путешествия в Париж, Верещагин продолжил занятия в Академии художеств. По окончании учебы во Франции Верещагин возвратился на родину, где жил и работал на реке Шексне, в село Любец, где располагалось еще одно имение его родителей.

В середине XIX века Россия начала военные действия в Средней Азии, причем с ее стороны это были не завоевательные походы, а ответные меры на постоянные нападения на приграничные крепости и селения, на захват в плен населения приграничных районов России и последующая продажа их в рабство. Начались постоянные экспедиционные походы русских войск (основную силу которых составляли оренбургские и уральские казаки), и строительство военных укреплений на захваченной территории. В 60-х годах активные военные действия подступили к вековым центрам среднеазиатской работорговли: Бухарскому эмирату, Кокандскому и Хивинскому ханствам. Несмотря на численное превосходство противника, после ожесточенных кровавых боев русские воины один за другим занимали древние города, одновременно освобождая от неволи тысячи невольников (подданных Российской империи). В 1867 году решением правительства было образовано Туркестанское генерал-губернаторство с центром в Ташкенте. В 1867 году, когда по окрестным пустыням рыскали разбойничьи шайки, когда шли военные действия с войсками Бухарского эмира, Василий Верещагин поехал в Туркестан. (Причем перед отправкой в поход Верещагин опять получил свой чин прапорщика, состоявшего при генерал-губернаторе Кауфмане. И только перед самым отъездом ему разрешили не получать чин и не носить военной формы.) Здесь он впервые в своей жизни не только описывал события как художник, но и непосредственно участвовал в них, как воин. Весь Туркестанский поход Верещагин провел в строю. В 1868 году он в составе русского гарнизона сражался в Самарканде, в течение семи дней защищая осажденную цитадель от нападения войск бухарского эмира. «Я поспевал всюду, на всех вылазках был впереди, несколько раз схватывался в рукопашную, и только вовремя подоспевшие солдаты выручали из верной смерти, так как накидывалось на меня иногда по несколько человек». (Из письма В.В. Верещагина к В.В. Стасову от 20 сентября 1882 года.) По воспоминаниям художника, за время осады из 600 человек выбыло из строя до 220. В одном из боев Верещагин, невзирая на выстрелы, снял с ворот цитадели неприятельское знамя и отнес его своему командиру. За проявленное личное мужество, самообладание, хорошую воинскую подготовку Василий Верещагин был награжден офицерским Георгиевским крестом 4-й степени.

Несмотря на все эти события в 1869-1870 годах Верещагин опять путешествует по Туркестану, создавая большое количество произведений, отображающих быт простого народа, обличающих завоевательные войны. В 1869 году ему опять пришлось принять участие в жестоком сражении и врукопашную сражаться с противником. Именно итогом поездок Верещагина в Туркестан, именно благодаря личному участию художника в тех кровавых схватках появились такие бессмертные произведения, как «Апофеоз войны», «Смертельно раненный», «Забытый», «Самаркандский зиндан» и др. Причем в отличие от других художников-баталистов Верещагин показывает героизм, величие и страдания прежде всего простого русского воина, что, естественно, не нравилось правящим кругам. (Художник подвергался постоянной травле, в течение тридцати лет правительство не приобрело у него ни одной картины.)

В 1874-1876 годах и в 1882-1883 годах Василий Верещагин путешествует по Индии, причем опять-таки не останавливается на изображении одних лишь всемирно известных достопримечательностях, а отправляется в опасные поездки в индийские провинции (ему приходилось и отбиваться от нападения диких зверей, и тонуть, и замерзать).

Когда началась русско-турецкая война 1877-1878 годов, Василий Верещагин опять направился в самый центр военных действий. В 1877 году Василий Верещагин прибыл на фронт практически одновременно со своим соратником по туркестанским сражениям генералом Михаилом Дмитриевичем Скобелевым. М.Д. Скобелев был назначен на должность начальника штаба казачьей дивизии, которой командовал его отец Дмитрий Иванович Скобелев. Дивизия состояла из двух бригад: 1-я бригада включала полк кубанских и полк донских казаков, 2-я бригада комплектовалась терскими казаками, осетинами и ингушами. При дивизии была и донская казачья артиллерия. Верещагин состоял при штабе дивизии, но, как и в Туркестане, постоянно, рискуя жизнью, отправлялся в самые опасные участки фронта, чтобы лично увидеть те или иные события, отдельные эпизоды, необходимые художнику в его творчестве. «Только что воротился с Шипки. Хорошая позиция, нечего сказать: обстреливается с трех сторон и пулями, и гранатами, и бомбами. Скала святого Николая… буквально живого места нет – где ни остановишься порисовать, всюду сыплются свинцовые гостинцы. Выбрал я раз себе укромное местечко… Сел писать… «долину роз», как с грохотом граната… Обдало пылью, однако, думаю, врешь – дорисую. Через 2 минуты новая граната – и меня и палитру с красками совсем засыпало черепицею и землею». (Из письма В.В. Верещагина к В.В. Стасову от 9 октября 1877 года.)

По совету В. В. Верещагина его младший брат Александр также принял участие в этой войне. Вот что сообщил художник в письме родителям от 4 мая 1977 года: «Я писал Александру совет, который дал мне генерал Скобелев (начальник передовой казачьей дивизии, в которой я иду), а именно: если он хочет служить серьезно, то пусть просится в казаки». Вскоре Александр Васильевич Верещагин (1850-1909 годы жизни) прибыл на Балканский фронт и стал служить ординарцем у М.Д. Скобелева. В этой войне принял участие и другой брат Василия Верещагина – художник Сергей Васильевич, смелый воин, георгиевский кавалер, погибший под Плевной. «…При общей атаке на Плевну, посланный генералом Скобелевым собрать и соединить один очень пострадавший пехотный полк, он был, по словам одних, зарублен, по словам других (и это более вероятно), убит наповал пулею в левый бок, навылет». (Из письма В.В. Верещагина к В.В. Стасову от 3 сентября 1877 года.) В этом же бою был ранен в стопу и Александр Верещагин.

И, как в Туркестане, художник не ограничивается зарисовками, а непосредственно участвует в боевых действиях. «Теперь… вспоминаю, в каком огне доводилось мне быть, не верю как будто самому себе, что действительно это было так опасно, так безрассудно. Случилось мне быть, например, со Скобелевым на рекогносцировке его позиций под Шипкою, поле перехода через Балканы. Пуля в пулю били проклятые турки по скалам, мимо наших голов, плеч, ног, валили одного за другим людей и лошадей, а Скобелев идет да идет, не прибавляя шага, и, разумеется, идешь то около тоже потихоньку и скрепя сердце слышишь, как летят пули между ног». (Из письма В.В. Верещагина к В.В. Стасову от 29 января 1878 года.)

При переправе русских войск через Дунай Верещагин находился на одной из барж, подвергшихся интенсивному обстрелу турецкой артиллерии. И это была не пустая бравада – художник для одной из своих работ хотел лично во всех деталях запечатлеть несколько вариантов взрыва снаряда и гранаты. С подобной целью вместе с лейтенантом гвардейского экипажа Н.Л. Скрыдловым, командиром миноноски (с ним Верещагин учился в Морском корпусе и ходил в одно плавание на фрегате «Светлана»), Василий Верещагин отправился на закладку мин по Дунаю и его притокам. Эта опасная и многодневная военная операция едва не стоила художнику жизни. Однажды миноноска вступила в бой с крупным турецким пароходом, в котором русское судно получило повреждения, но турецкий капитан и команда устрашились отваге русских моряков и пароход повернул назад. В этом бою Скрыдлов был ранен в ноги и контужен, а Василий Верещагин получил пулевой ранение бедра (к счастью, кость была не задета). Художник долго лежал в госпитале и выжил благодаря своему крепкому здоровью. Именно личное участие художника опять дало миру ряд правдивых произведений, в том числе и триптих «На Шипке все спокойно».

Отображая реальную жизнь Верещагин не прекращал необходимых ему творческих поездок: в конце 1883 – начале 1884 года он путешествует по Сирии и Палестине, в конце 1880-х – начале 1900-х годов он трижды посещал Америку., в 1901 и 1902 годах (во время испано-американской войны) побывал на Кубе и Филиппинах, в 1903 году посетил Японию.

Накануне нападения японцев на русский флот В.В. Верещагин написал военному министру Куропаткину письмо, в котором он советовал по примеру героя войны 1812 года Барклая-де-Толли взять в свои руки командование армией на Дальнем Востоке. Куропаткин прислушался к этому совету и вскоре получил назначение на Дальний Восток. Когда началась русско-японская война Василий Верещагин отправился на Дальний Восток. В Порт-Артур художник прибыл вместе с поездом наместника Алексеева. (незадолго до этого в Порт-Артур приехал адмирал Макаров). По воспоминаниям участников обороны крепости, прославленный художник, несмотря на возраст (ему исполнилось шестьдесят три года), был высоким крепким плечистым мужчиной с пышной окладистой бородой. Верещагина разместили при штабе адмирала Макарова (с которым художник был в прекрасных отношениях) на броненосце «Петропавловск». С первых же дней пребывания в Порт-Артуре художник занимался своей творческой деятельностью, за непродолжительный период времени он сделал множество набросков воинов крепости, кораблей, местных жителей и окрестностей.

Безусловно, что он готовился к новым талантливым полотнам, которые бы навсегда вошли свое место в картинных галереях мира. Как всегда, он старался быть в самых опасных местах. «Только что возвратился из Порт-Артура и, захвативши в Мукдене свои вещи, опять туда уеду, потому что здесь, в Лаояне, действия будут еще не скоро… Увидевши, что бравый командир «Ретвизана» без Георгиевскогл креста, потому что не получил еще (по почте), я снял с себя и повесил ему, чем морячки очень были довольны». (Из писма В.В. Верещагина к Л.В. Верещагиной от 19 марта 1904 года.) Накануне своей гибели В.В. Верещагин написал жене свое последнее письмо:

«Сейчас еду на адмиральский корабль «Петропавловск», с которого вот уже три ночи ездил на сторожевое судно встречать брандер, но без успеха. Хочу поехать и сегодня. Вчера выходили в море, но неприятеля не видели. Я подбиваю Макарова пойти подальше, но не знаю, согласится ли. Сила выходила большая: 5 броненосцев, крейсера, миноносцы».

31 марта (13 апреля) 1904 года броненосец «Петропавловск» (на котором вместе с адмиралом Макаровым находился и В.В. Верещагин) во главе русской эскадры вышел в море, чтобы принять бой с японской эскадрой. В морском бою русская эскадра атаковала японскую эскадру и заставила ее ретироваться. В 9 часов русские корабли повернули на обратный курс. В 9 часов 30 минут при входе в гавань броненосец «Петропавловск» подорвался на мине и за две минуты затонул. Спаслись немногие: 7 офицеров и 52 матроса. Прославленный русский адмирал Макаров и талантливый русский художник Верещагин, как и сотни русских матросов и офицеров (погибли 28 офицеров и 652 матроса), приняли смерть на боевом посту в водах Желтого моря.

Величие таланта и величие подвига каждого незаурядного человека в полной мере может быть оценено только потомками. Василий Верещагин шел по жизни своим путем, невзирая на традиции, сословные предрассудки, дутые авторитеты. Он прислушивался только к себе, к голосу своей души… И ни на минуту не забывал о России! Жил и трудился для русской земли, и погиб за Россию как воин – на палубе военного корабля.

Добавить комментарий

Войти с помощью: